Клинические рекомендации крапивница

Хроническая спонтанная крапивница: новая информация по этиологии, диагностике и лечению

Клинические рекомендации крапивница

Хроническая спонтанная крапивница (ХСК) — распространенное хроническое заболевание кожи с известной или неизвестной причиной, которое сопровождается возникновением волдырей и/или ангиоотеков в течение > 6 недель.

Диагностика и лечение заболевания представляют сложности для некоторых врачей, особенно первичного звена и частной практики. В связи с этим для облегчения принятия решений при наблюдении больных ХСК рекомендуется использовать европейский согласительный документ.

Он был пересмотрен в конце 2016 г. в Берлине на очередной конференции по крапивнице, на которой раз в четыре года собираются ведущие специалисты по этому заболеванию.

Далее обсуждаются основные положения обновленных клинических рекомендаций, а также наиболее значимые и недавно опубликованные исследования по крапивнице.

Этиология

О причинах ХСК все еще известно немного. У большинства пациентов даже после углубленного обследования и сбора анамнеза не удается выявить заболевания или состояния, которые могут вызывать крапивницу. Считается, что у части пациентов в этиологии и патогенезе ХСК имеют значение аутоиммунные реакции.

С помощью эпидемиологических критериев Хилла было показано, что аутоиммунные реакции 1-го типа (IgE-антитела против аутоаллергенов, «аутоаллергия») являются «возможной причиной» ХСК и 2-го типа (IgG-аутоантитела против IgE и высокоаффинных рецепторов к IgE на тучных клетках) — «высоковероятной причиной» ХСК.

Еще одним доказательством аутоиммунной природы ХСК является развитие у таких пациентов других аутоиммунных болезней. В исследовании Confino-Cohen и соавт.

, включавшем 12 778 пациентов с диагнозом «хроническая крапивница» и 10 714 пациентов контрольной группы, была выявлена связь между крапивницей и высоким риском появления аутоиммунного тиреоидита, системной красной волчанки (СКВ), ревматоидного артрита, целиакии и сахарного диабета 1-го типа.

Многие заболевания были диагностированы в течение 10 лет после начала ХСК. Предполагается, что аутоиммунная патология, например СКВ, может быть напрямую связана с ХСК с помощью IgG- и IgE-опосредованной аутореактивности.

В других публикациях допускается, что как ХСК, так и другие аутоиммунные нарушения у одного и того же пациента могут быть параллельными аутоиммунными проявлениями на фоне общего нарушения работы иммунной системы.

Согласно нашим данным, распространенность ХСК и ХСК-подобных высыпаний выше у взрослых больных СКВ, чем у детей (0–27,5% против 0–12%). При этом важно, что у части больных СКВ волдыри могут быть проявлением уртикарного васкулита, для дифференциальной диагностики которого с ХСК требуется биопсия кожи.

Ассоциация ХСК и аутоиммунного тиреоидита обсуждается уже в течение многих лет. Silvares и соавт. выяснили, что у женщин с ХСК и аутоиммунным тиреодитом чаще наблюдается положительный ответ на тест с аутологичной сывороткой крови и более высокая экспрессия рецепторов к тиреотропину в коже, что предполагает патогенетическую связь между двумя заболеваниями.

Считается, что паразиты могут вызывать ХСК. В недавно опубликованном нами систематическом обзоре было показано, что симптомы крапивницы уменьшались или исчезали только у 1/3 больных, леченных противопаразитарными препаратами.

При этом многие исследования, включенные в обзор, обладали слабым дизайном, имели небольшую выборку больных и не исключено, что у части из этих больных наступала спонтанная ремиссия ХСК.

Поэтому пробное противопаразитарное лечение у больных ХСК не следует проводить при неподтвержденной паразитарной инвазии. С другой стороны, в случае клинически и лабораторно установленного наличия паразита соответствующее лечение может приводить к ремиссии крапивницы.

Механизмы, объединяющие эти два заболевания, могут включать специ­фические IgE, Th2 иммунный ответ, активацию эозинофилов, комплемента и системы коагуляции.

IgE-опосредованная гиперчувствительность относительно редкая причина ХСК. Тем не менее аллергические болезни чаще встречаются у больных ХСК, чем в общей популяции.

Например, в кросс-секционном исследовании распространенность астмы, атопического дерматита и аллергического ринита была статистически значимо выше в группе больных хронической крапивницей (n = 11271) по сравнению с группой контроля (n = 67217). С чем это связано — пока не ясно.

Диагностика

Оценка СОЭ и уровня С-реактивного белка (СРБ) считается рутинным анализом, на который рекомендуется направлять всех больных хронической спонтанной крапивницей для исключения уртикарного васкулита и аутовоспалительных синдромов.

Кроме того, есть доказательства, что СРБ может являться маркером тяжести течения ХСК и коррелирует с уровнем D-димера, маркером активации коагуляции. Связь между воспалением и коагуляцией у пациентов с ХСК активно обсуждается в последние годы.

Например, показано, что высокие уровни D-димера, как и СРБ, не только наблюдаются у больных более активным заболеванием, но и указывают на недостаточную эффективность антигистаминных препаратов и циклоспорина.

У больных ХСК назначение омализумаба (моноклональных анти-IgE-антител) приводило к снижению уровня D-димера, что допускает возможное действие препарата на коагуляционый каскад и деградацию фибрина у части больных.

Yilmaz и соавт. показали, что значения тяжести ХСК > 28 баллов, определяемые с помощью Urticaria Activity Score 7, являются фактором риска для более длительного течения крапивницы у детей.

Лечение

Обновленный согласительный документ предполагает четырехступенчатый подход к лечению ХСК (рис.). Антигистаминные препараты 2-го поколения в стандартных суточных дозах все также остаются препаратами выбора. При их неэффективности возможно увеличение дневной дозы в 2–4 раза (в России — «off-label»). Тем не менее, у около 15% пациентов они могут вызывать седативный эффект.

На третью ступень вынесен омализумаб. Tonacci и соавт. выполнили систематический обзор литературы и обнаружили, что доза препарата 300 мг каждые 4 недели является, по-видимому, наиболее эффективной с быстрым развитием эффекта у многих пациентов и безопасной даже у беременных.

Интересно, что у части больных ХСК эффект от препарата наступает в течение нескольких дней после введения, а у части — в течение нескольких недель.

Предполагается, что быстрый и отсроченный ответы на омализумаб могут быть связаны с аутоиммунными реакциями 1-го типа и 2-го типа соответственно. Например, Gericke и соавт.

показали, что сывороточная аутореактивность, определяемая как положительный результат теста с аутологичной сывороткой и теста высвобождения гистамина из базофилов, может предсказывать более медленный ответ на омализумаб у больных 2-м типом аутоиммунных реакций.

На четвертой ступени остается циклоспорин А, который применяется «off-label» в дозах 2–5 мг/кг/сут на срок 2–3 месяца при неэффективности омализумаба. При назначении препарата следует следить за артериальным давлением, функцией почек, уровнем электролитов, липопротеидов и печеночных ферментов. Циклоспорин противопоказан больным артериальной гипертензией или почечной недостаточностью.

Несмотря на высокую эффективность антигистаминных препаратов, омализумаба и циклоспорина все еще есть пациенты, которым они не помогают и/или вызывают значимые побочные эффекты. В настоящее время изучается эффективность и безопасность других иммуносупрессивных и биологических агентов для лечения ХСК.

Наиболее перспективными видятся ритуксимаб (анти-CD20), ингибиторы фактора некроза опухоли, лигелизумаб* (анти-IgE), канакинумаб (анти-ИЛ-1), AZD1981 (антагонист простагландина D2) и GSK 2646264 (селективный ингибитор Syk).

К другим лекарствам, которые могут иметь действие на патофизиологические мишени при ХСК, относятся антагонисты субстанции Р, ингибиторы С5а и его рецепторов, анти-ИЛ-4, анти-ИЛ-5 и анти-ИЛ-13 и препараты, которые ингибируют рецепторы тучных клеток.

Заключение

Хотя многие аспекты ХСК все еще изучены мало, тем не менее существуют высокоэффективные и безопасные препараты для симптоматического лечения этого заболевания. Изучение роли и значимости новых терапевтических мишеней может помочь в лучшем понимании этиологии и патогенеза ХСК.

Литература

  1. Zuberbier T., Aberer W., Asero R., Bindslev-Jensen C., Brzoza Z., Canonica G. W. et al. The EAACI/GA (2) LEN/EDF/WAO Guideline for the definition, classification, diagnosis, and management of urticaria: the 2013 revision and update // Allergy. 2014; 69; 868–887.
  2. Weller K., Viehmann K., Brautigam M., Krause K., Siebenhaar F., Zuberbier T. et al. Management of chronic spontaneous urticaria in real life — in accordance with the guidelines? A cross-sectional physician-based survey study // J Eur Acad Dermatol Venereol. 2013; 27; 43–50.
  3. Колхир П. В. Причины хронической крапивницы // Лечащий Врач. 2012; 10; 80–83.
  4. Kolkhir P., Church M. K., Weller K., Metz M., Schmetzer O., Maurer M. Autoimmune chronic spontaneous urticaria: What we know and what we do not know // J Allergy Clin Immunol. 2016.
  5. Confino-Cohen R., Chodick G., Shalev V., Leshno M., Kimhi O., Goldberg A. Chronic urticaria and autoimmunity: associations found in a large population study // J Allergy Clin Immunol. 2012; 129; 1307–1313.
  6. Kolkhir P., Pogorelov D., Olisova O., Maurer M. Comorbidity and pathogenic links of chronic spontaneous urticaria and systemic lupus erythematosus — a systematic review // Clin Exp Allergy. 2016; 46; 275–287.
  7. Bagnasco M., Minciullo P. L., Saraceno G. S., Gangemi S., Benvenga S. Urticaria and thyroid autoimmunity // Thyroid. 2011; 21; 401–410.
  8. Pan X. F., Gu J. Q., Shan Z. Y. The prevalence of thyroid autoimmunity in patients with urticaria: a systematic review and meta-analysis // Endocrine. 2015; 48; 804–810.
  9. Silvares M. R., Fortes M. R., Nascimento R. A., Padovani C. R., Miot H. A., Nogueira C. R. et al. Thyrotropin receptor gene expression in the association between chronic spontaneous urticaria and Hashimoto’s thyroiditis // Int J Dermatol. 2017.
  10. Kolkhir P., Balakirski G., Merk H. F., Olisova O., Maurer M. Chronic spontaneous urticaria and internal parasites — a systematic review // Allergy. 2016; 71; 308–322.
  11. Augey F., Gunera-Saad N., Bensaid B., Nosbaum A., Berard F., Nicolas J. F. Chronic spontaneous urticaria is not an allergic disease // Eur J Dermatol. 2011; 21; 349–353.
  12. Shalom G., Magen E., Dreiher J., Freud T., Bogen B., Comaneshter D. et al. Chronic Urticaria and Atopic Disorders: a Cross-sectional Study of 11,271 Patients // Br J Dermatol. 2017.
  13. Kolkhir P., Andre F., Church M. K., Maurer M., Metz M. Potential blood biomarkers in chronic spontaneous urticaria // Clin Exp Allergy. 2017; 47; 19–36.
  14. Yan S., Chen W., Su J., Chen M., Zhu W., Zhang J. et al. Association between C reactive protein and clinical characteristics in patients with chronic spontaneous urticaria // Zhong Nan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2017; 42; 168–172.
  15. Asero R. D-dimer: a biomarker for antihistamine-resistant chronic urticaria // J Allergy Clin Immunol. 2013; 132; 983–986.
  16. Asero R., Marzano A. V., Ferrucci S., Cugno M. D-Dimer Plasma Levels Parallel the Clinical Response to Omalizumab in Patients with Severe Chronic Spontaneous Urticaria // Int Arch Allergy Immunol. 2017; 172; 40–44.
  17. Yilmaz E. A., Karaatmaca B., Cetinkaya P. G., Soyer O., Sekerel B. E., Sahiner U. M. The persistence of chronic spontaneous urticaria in childhood is associated with the urticaria activity score // Allergy Asthma Proc. 2017; 38; 136–142.
  18. Сычев Д. А., Игнатьев И. В., Андреев Д. А., Пошукаева Л. Г., Колхир П. В., Жукова Э. Э. et al. Значение фармакогенетических исследований гликопротеина-Р для индивидуализации фармакотерапии дигоксином: новый подход к старой проблеме // Российский кардиологический журнал. 2006; 4; 64–68.
  19. Tonacci A., Billeci L., Pioggia G., Navarra M., Gangemi S. Omalizumab for the Treatment of Chronic Idiopathic Urticaria: Systematic Review of the Literature // Pharmacotherapy. 2017.
  20. Chang T. W., Chen C., Lin C. J., Metz M., Church M. K., Maurer M. The potential pharmacologic mechanisms of omalizumab in patients with chronic spontaneous urticaria // J Allergy Clin Immunol. 2015; 135; 337–342.
  21. Gericke J., Metz M., Ohanyan T., Weller K., Altrichter S., Skov P. S. et al. Serum autoreactivity predicts time to response to omalizumab therapy in chronic spontaneous urticaria // J Allergy Clin Immunol. 2017; 139; 1059–1061, e1051.
  22. Greiwe J., Bernstein J. A. Therapy of antihistamine-resistant chronic spontaneous urticaria // Expert Rev Clin Immunol. 2016; 1–8.
  23. Kocaturk E., Maurer M., Metz M., Grattan C. Looking forward to new targeted treatments for chronic spontaneous urticaria // 1 Clin Transl Allergy. 2017; 7; 1.

П. В. Колхир, доктор медицинских наук

ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И. М. Сеченова МЗ РФ, Москва

pavel.kolkhir@yandex.ru

* Препарат в РФ не зарегистрирован.

Источник: https://www.lvrach.ru/2017/04/15436701/

Фарматека » современные клинические рекомендации по применению омализумаба для лечения хронической спонтанной крапивницы

Клинические рекомендации крапивница

О.Ю. Олисова (1), Н.Г. Кочергин (1), П.В. Колхир (2)

(1) Кафедра кожных и венерических болезней ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва; (2) Научно-исследовательский отдел иммунозависимых дерматозов ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва

Хроническая спонтанная крапивница (ХСК) – заболевание кожи, опосредованное дегрануляцией тучных клеток и появлением волдырей, зуда и ангиоотеков в течение более 6 недель без связи с какими-либо специфическими причинами. Цель обзора: обсуждение современных международных согласительных документов по лечению ХСК, а также преимуществ и недостатков назначения омализумаба – нового биологического агента для терапии заболевания.

Читать статью в
“Библиотеке Врача”

  1. Zuberbier T., Aberer W., Asero R., et al. The EAACI/GA(2) LEN/EDF/WAO Guideline for the definition, classification, diagnosis, and management of urticaria: the 2013 revision and update. Allergy. 2014;69(7):868–87.
  2. Bernstein J.A., Lang D.M., Khan D.A., Craig T., Dreyfus D., Hsieh F., Sheikh J., Weldon D., Zuraw B., Bernstein D.I., Blessing-Moore J., Cox L., Nicklas R.A.

    , Oppenheimer J., Portnoy J.M., Randolph C.R., Schuller D.E., Spector S.L., Tilles S.A., Wallace D. The diagnosis and management of acute and chronic urticaria: 2014 update. J. Allergy Clin. Immunol. 2014;133(5):1270–77.

  3. Kozel M.M., Sabroe R.A. Chronic urticaria: aetiology, management and current and future treatment options. Drugs. 2004;64(22):2515–36.
  4. Mullol J.

    , Bousquet J., Bachert C., Canonica G.W., Gimеnez-Arnau A., Kowalski M.L., Simons F.E., Maurer M., Ryan D., Scadding G. Update on rupatadine in the management of allergic disorders. Allergy. 2015(70 Suppl. 100):1–24.

  5. Leurs R., Church M.K., Taglialatela M. H1-antihistamines: inverse agonism, anti-inflammatory actions and cardiac effects. Clin. Exp. Allergy. 2002;32(4):489–98.

  6. Breneman D.L. Cetirizine versus hydroxyzine and placebo in chronic idiopathic urticaria. Ann Pharmacother. 1996;30(10):1075–79.
  7. Finn A.F. Jr., Kaplan A.P., Fretwell R., Qu R., Long J. A double-blind, placebo-controlled trial of fexofenadine HCl in the treatment of chronic idiopathic urticaria. J. Allergy Clin. Immunol. 1999;104(5):1071–78.
  8. Zuberbier T.

    , Münzberger C., Haustein U., Trippas E., Burtin B., Mariz S.D., Henz B.M. Double-blind crossover study of high-dose cetirizine in cholinergic urticaria. Dermatology. 1996:193(4):324–27.

  9. Staevska M., Popov T.A., Kralimarkova T., Lazarova C., Kraeva S., Popova D., Church D.S., Dimitrov V., Church M.K.

    The effectiveness of levocetirizine and desloratadine in up to 4 times conventional doses in difficult-to-treat urticaria. J. Allergy Clin. Immunol. 2010;125(3):676–82.

  10. Humphreys F., Hunter J.A. The characteristics of urticaria in 390 patients. Br. J. Dermatol. 1998;138(4):635–38.
  11. Zuberbier T.

    Pharmacological rationale for the treatment of chronic urticaria with second-generation non-sedating antihistamines at higher-than-standard doses. J. Eur. Acad. Dermatol. Venereol. 2012;26(1):9–18.

  12. Kavosh E.R., Khan D.A. Second-generation H1-antihistamines in chronic urticaria: an evidence-based review. Am. J. Clin. Dermatol. 2011;12(6):361–76.
  13. Kessel A., Toubi E.

    Low-dose cyclosporine is a good option for severe chronic urticaria. J. Allergy Clin. Immunol. 2009;123(4):970; author reply 970–71.

  14. Nettis, E., Colanardi M.C., Paradiso M.T., Ferrannini A. Desloratadine in combination with montelukast in the treatment of chronic urticaria: a randomized, double-blind, placebo-controlled study. Clin. Exp. Allergy. 2004;34(9):1401–407.

  15. Bagenstose S.E., Levin L., Bernstein J.A. The addition of zafirlukast to cetirizine improves the treatment of chronic urticaria in patients with positive autologous serum skin test results. J. Allergy Clin. Immunol. 2004;113(1):134–40.
  16. Konstantinou G.N., Asero R., Ferrer M., Knol E.F., Maurer M., Raap U., Schmid-Grendelmeier P., Skov P.S., Grattan C.E.

    EAACI taskforce position paper: evidence for autoimmune urticaria and proposal for defining diagnostic criteria. Allergy. 2013;68(1):27–36.

  17. Sperr W.R., Agis H., Czerwenka K., Virgolini I., Bankl H.C., Müller M.R., Zsebo K., Lechner K., Valent P. Effects of cyclosporin A and FK-506 on stem cell factor-induced histamine secretion and growth of human mast cells. J. Allergy Clin.

    Immunol. 1996;98(2):389–99.

  18. de Paulis A., Stellato C., Cirillo R., Ciccarelli A., Oriente A., Marone G. Anti-inflammatory effect of FK-506 on human skin mast cells. J. Invest Dermatol. 1992;99(6):723–28.
  19. Casolaro V., Spadaro G., Patella V., Marone G. In vivo characterization of the anti22inflammatory effect of cyclosporin A on human basophils. J. Immunol.

    1993;151(10):5563–73.

  20. Cirillo, R., Triggiani M., Siri L., Ciccarelli A., Pettit G.R., Condorelli M., Marone G. Cyclosporin A rapidly inhi-bits mediator release from human basophils presumably by interacting with cyclophilin. J. Immunol. 1990;144(10):3891–97.
  21. Marsland A.M., Soundararajan S., Joseph K., Kaplan A.P.

    Effects of calcineurin inhibitors on an in vitro assay for chronic urticaria. Clin. Exp. Allergy. 2005;35(5):554–59.

  22. Разваляева А.В. Комплексная клиникоэкономическая и фармакоэпидемиоло-гическая оценка противоаллергических препаратов – путь оптимизации лечения и профилактики аллергодерматозов. Дисс. докт. мед. наук. Волгоград, 2010.
  23. Grattan C.E., O’Donnell B.F., Francis D.

    M., Niimi N., Barlow R.J., Seed P.T., Kobza Black A., Greaves M.W. Randomized double-blind study of cyclosporin in chronic ‘idiopathic’ urticaria. Br. J. Dermatol. 2000;143(2):365–72.

  24. Vena G.A., Cassano N., Colombo D., Peruzzi E., Pigatto P. Cyclosporine in chronic idiopathic urticaria: a double-blind, randomized, placebo-controlled trial. J. Am. Acad. Dermatol. 2006;55(4):705–9.

  25. Hollander S.M., Joo S.S., Wedner H.J. Factors that predict the success of cyclosporine treatment for chronic urticaria. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2011;107(6):523–28.
  26. Bleehen S.S., Thomas S.E., Greaves M.W., Newton J., Kennedy C.T., Hindley F., Marks R., Hazell M., Rowell N.R., Fairiss G.M., et al.

    Cimetidine and chlorpheniramine in the treatment of chro-nic idiopathic urticaria: a multi-centre randomized double-blind study. Br. J. Dermatol. 1987;117(1):81–8.

  27. Greene S.L., Reed C.E., Schroeter A.L. Double-blind crossover study comparing doxepin with diphenhyd-ramine for the treatment of chronic urticaria. J. Am. Acad. Dermatol. 1985;12(4):669–75.
  28. Harto A.

    , Sendagorta E., Ledo A. Doxepin in the treatment of chronic urticaria. Dermatologica. 1985;170(2):90–3.

  29. Deschildre A., Marguet C., Langlois C., Pin I., Rittiе J.L., Derelle J., Abou Taam R., Fayon M., Brouard J., Dubus J.C., Siret D., Weiss L., Pouessel G., Beghin L., Just J. Real-life long-term omalizumab therapy in children with severe allergic asthma. Eur. Respir. J. 2015.

  30. Holgate S., Casale T., Wenzel S., Bousquet J., Deniz Y., Reisner C. The anti-inflammatory effects of omalizumab confirm the central role of IgE in allergic inflammation. J. Allergy Clin. Immunol. 2005;115(3):459–65.
  31. Casale T.B., Bernstein J.A., Maurer M., Saini S.S., Trzaskoma B., Chen H., Grattan C.E., Gimenеz-Arnau A., Kaplan A.P., Rosеn K.

    Similar Efficacy with Omalizumab in Chronic Idiopathic/Spontaneous Urticaria Despite Different Background Therapy. J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2015.

  32. Tontini C., Marinangeli L., Cognigni M., Bilо M.B., Antonicelli L. Omalizumab in chronic spontaneous urticaria: patient-tailored tapering or planned discontinuation? Ann. Allergy Asthma Immunol. 2015.
  33. Netchiporouk E.

    , Nguyen C.H., Thuraisingham T., Jafarian F., Maurer M., Ben-Shoshan M. Management of pediatric chronic spontaneous and physical urticaria patients with omalizumab: case series. Pediatr. Allergy Immunol. 2015.

  34. Spector S.L. Tan R.A. Omalizumab also successful in chronic urticaria. J. Allergy Clin. Immunol. 2008;121(3):784; author reply 784–85.
  35. Saini S., Rosen K.E., Hsieh H.

    J., Wong D.A., Conner E., Kaplan A., Spector S., Maurer M. A randomized, placebo-controlled, dose-ranging study of single-dose omalizumab in patients with H1-antihistamine-refractory chronic idiopathic urticaria. J. Allergy Clin. Immunol. 2011;128(3):567–73 e1.

  36. Maurer M., Altrichter S., Bieber T., Biedermann T., Brаutigam M., Seyfried S., Brehler R., Grabbe J., Hunzelmann N.

    , Jakob T., Jung A., Kleine-Tebbe J., Mempel M., Meurer M., Reich K., Ruеff F., Schаkel K., Sengupta K., Sieder C., Simon J.C., Wedi B., Zuberbier T., Mahler V., Staubach P. Efficacy and safety of omalizumab in patients with chronic urticaria who exhibit IgE against thyroperoxidase. J. Allergy Clin. Immunol. 2011;128(1):202–9 e5.

  37. Cox L., Platts-Mills T.A., Finegold I., Schwartz L.

    B., Simons F.E., Wallace D.V. American Academy of Allergy, Asthma & Immunology/American College of Allergy, Asthma and Immunology Joint Task Force Report on omalizumab-associated anaphylaxis. J. Allergy Clin. Immunol. 2007;120(6):1373–77.

  38. Urgert M.C., van den Elzen M.T., Knulst A.C., Fedorowicz Z., van Zuuren E.J. Omalizumab in patients with chronic spontaneous urticaria: a systematic review and GRADE assessment. Br. J. Dermatol. 2015.

Об авторах / Для корреспонденции

О.Ю. Олисова – д.м.н., проф., зав. кафедрой кожных и венерических болезней ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва

Источник: https://pharmateca.ru/ru/archive/article/32884

Крапивница

Клинические рекомендации крапивница

  • Крапивница
  • Острая спонтанная крапивница
  • Хроническая крапивница
  • Ангиоотек
  • Ангиоедема
  • Отек Квинке
  • Ограниченный ангионевротический отек
  • Гигантская крапивница
  • Спонтанная крапивница
  • Идиопатическая крапивница
  • Физическая крапивница
  • Холинергическая крапивница
  • Контактная крапивница
  • Холодовая крапивница
  • Тепловая крапивница
  • Замедленная крапивница вследствие давления
  • Симптоматический дермографизм
  • Уртикарный дермографизм
  • Дермографическая крапивница
  • Вибрационный ангиоотек
  • Вибрационная крапивница
  • Ангиоотек
  • Аквагенная крапивница
  • Антигистаминные препараты
  • Блокаторы Н1-гистаминовых рецепторов

Список сокращений

МКБ – Международная классификация болезней

РКИ – рандомизированные контролируемые исследования

IgM – иммуноглобулин M

Термины и определения

Крапивница (от лат. urtica – крапива) – группа заболеваний, характеризующаяся развитием волдырей и/или ангиоотеков.

1.1 Определение

Крапивница (от лат. urtica – крапива) – группа заболеваний, характеризующаяся развитием волдырей и/или ангиоотеков.

Острая спонтанная крапивница –  внезапное однократное появление волдырей (каждый из которых существует не более 24 часов) продолжительностью менее 6 недель, вызванное воздействием одного из провоцирующих факторов.

Хроническая крапивница – состояние, возникающее вследствие известных и неизвестных причин, при котором ежедневно или почти ежедневно, сроком более 6 недель, появляются волдыри, каждый из которых существует не более 24 часов. По характеру течения хроническую крапивницу подразделяют на рецидивирующую  и персистирующую, характеризующуюся постоянным появлением уртикарий.

Частным случаем обычной крапивницы является ангиоотек (ангиоедема, отек Квинке, ограниченный ангионевротический отек, гигантская крапивница). Заболевание характеризуется быстро формирующимся, обычно ограниченным, глубоким отеком кожи или слизистых оболочек.

1.2 Этиология и патогенез

Появление уртикарий может провоцироваться приемом различных лекарственных веществ (аспирин и другие нестероидные противовоспалительные препараты, ингибиторы антигиотензинпревращающего фермента, антибактериальные препараты и др.), некоторых пищевых продуктов (цитрусовых, шоколада, орехов, яиц и др.

), пищевых добавок (глютаматов, красителей, стабилизаторов, консервантов). Причиной развития хронической крапивницы могут быть и различные инфекционные заболевания (гельминтозы, очаги фокальной инфекции, вирусный гепатит). Ряд сопутствующих заболеваний и состояний также может приводить к появлению уртикарных высыпаний.

К ним относятся хронические заболевания желудочно-кишечного тракта (дискинезия желчевыводящих путей, хронический гастрит и язвенная болезнь, ассоциированные с Helicobacter pilori и др.), эндокринная патология (сахарный диабет, аутоиммунный тиреоидит и др.

), онкологические заболевания (в том числе, лейкозы, ходжкинские и неходжкинские лимфомы), диффузные болезни соединительной ткани (системная красная волчанка, дерматомиозит), криоглобулинемия, патологически протекающая беременность, климакс.

В ряде случаев появление волдырей провоцируют физические воздействия на кожу (высокие и низкие температуры, трение, изменение давления и др.) и различные вещества, поступающие ингаляторно (бытовая пыль, шерсть животных, пыльца растений и др.).

Физическая крапивница сопровождается появлением на коже волдырей в результате воздействия на нее различных физических факторов. В зависимости от вида раздражения поверхности кожи выделяют подтипы, указанные ниже.

Холинергическая крапивница является довольно редкой разновидностью заболевания (5% от всех случаев крапивницы). Провоцирующими факторами для ее развития являются воздействие высоких температур (высокая температура окружающего воздуха, прием горячей ванны, горячего душа), физическая нагрузка, эмоциональное возбуждение, прием острой и горячей пищи.

Контактная крапивница развивается через 30–60 минут после контакта кожи с определенными веществами. Прямое воздействие этих агентов на кожу может вызвать появление волдырей на ограниченном участке, генерализованную крапивницу или крапивницу в сочетании с анафилактической реакцией. Выделяют неиммунные и иммунные формы контактной крапивницы.

Неиммунный тип контактной крапивницы является самым распространенным и в большинстве случаев характеризуется легким течением. Гистаминвысвобождающие вещества выделяются некоторыми растениями (крапивой), живыми организмами (гусеницами, медузами).

Гистаминвысвобождающим действием обладают некоторые химические соединения: диметилсульфоксид, хлорид кобальта, бензойная кислота, альдегид коричный и другие. Иммунная контактная крапивница представляет собой реакцию гиперчувствительности немедленного типа, опосредованную IgE.

У некоторых больных кроме крапивницы развиваются аллергический ринит, отек гортани и желудочно-кишечные расстройства. В качестве триггерных факторов могут выступать латекс, бацитрацин, картофель, яблоки и другие факторы.

1.3 Эпидемиология

Крапивница является распространенным заболеванием: различные ее клинические варианты диагностируются у 15–25% людей в популяции, при этом четверть случаев приходится на хроническую крапивницу (ХК).

Продолжительность заболевания у взрослых лиц составляет в среднем от 3 до 5 лет, при этом каждый пятый пациент с ХК отмечает появление волдырей на протяжении более длительного периода (до 20 лет).

Кроме того, у каждого второго пациента с крапивницей регистрируется такое опасное для жизни состояние, как ангиоотек.

1.4 Кодирование по МКБ 10

Крапивница (L50):

L50.0 – Аллергическая крапивница;

L50.1 – Идиопатическая крапивница;

L50.2 – Крапивница, вызванная воздействием низкой или высокой температуры;

L50.3 – Дермографическая крапивница;

L50.4 – Вибрационная крапивница;

L50.5 – Холинергическая крапивница;

L50.6 – Контактная крапивница;

L50.8 – Другая крапивница;

L50.9 – Крапивница неуточнённая.

1.5 Классификация

Спонтанную или идиопатическую крапивницу подразделяют по продолжительности существования на острую (до 6 недель) и  хроническую (свыше 6 недель).

С учетом этиологического фактора крапивницу разделяют на следующие типы и подтипы:

  1. Крапивница, индуцируемая холодом (холодовая);
  2. Крапивница от давления (замедленная крапивница вследствие давления);
  3. Крапивница, индуцируемая теплом (тепловая);
  4. Солнечная;
  5. Симптоматический дермографизм (уртикарный дермографизм, дермографическая крапивница);
  6. Вибрационный ангиоотек (вибрационная крапивница / ангиоотек).

Другие типы крапивницы:

  1. Аквагенная;
  2. Холинергическая;
  3. Контактная.

Отдельно рассматриваются заболевания, ранее относившиеся к крапивнице, а также синдромы, включающие крапивницу/ангиоотек в качестве одного из симптомов:

  1. Пигментная крапивница (мастоцитоз);
  2. Уртикарный васкулит;
  3. Семейная холодовая крапивница (васкулит);
  4. Негистаминэргический ангиоотек;
  5. Анафилаксия, индуцируемая физической нагрузкой;
  6. Криопирин-ассоциированные синдромы (CAP): семейный холодовой аутовоспалительный синдром; синдром Muckle-Wells (крапивница-глухота-амилоидоз); ннеонатальные мультисистемные воспалительные заболевания (NOMID);
  7. Синдром Schnitzler”s – моноклональная гаммапатия, рецидивирующая лихорадка, артриты, боли в мышцах и костях, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия, рецидивирующая крапивница, реже – ангиоотек;
  8. Синдром Gleich”s (эпизодический ангиоотек с эозинофилией) – IgM гаммапатия, эозинофилия, миалгия, ангиоотек.

1.6. Клиническая картина

Спонтанная (идиопатическая) крапивница является наиболее часто встречающейся клинической разновидностью крапивницы. Клинически проявляется волдырями, которые не имеют характерной локализации и сопровождаются зудом, реже – жжением.

Волдыри могут иметь тенденцию к слиянию в местах наибольшего трения одеждой или частей тела друг о друга (ягодицы, поясничная область, плечи, бедра). На лице элементы могут практически не выступать над уровнем кожи.

В ряде случаев высыпания захватывают практически весь кожный покров и могут сопровождаться повышением температуры тела.

Волдыри имеют сначала бледно-розовый цвет за счет локального расширения поверхностной сети кровеносных сосудов дермы (urticaria rubra), а затем, по мере нарастания отека в соединительной ткани и сдавления сети мелких сосудов, они могут приобретать фарфорово-белый цвет (urticaria alba, seu porcellanea). При уменьшении выраженности отека волдыри постепенно становятся розового цвета, а затем исчезают бесследно.

Таким образом, для волдыря при крапивнице характерны следующие признаки:

  • центральный отек разных размеров, почти всегда окруженный эритемой;
  • зуд, иногда ощущение жжения;
  • обратимость (волдырь исчезает бесследно в течение 1–24 часов).

Частным случаем обычной крапивницы является ангиоотек (ангиоедема, отек Квинке, ограниченный ангионевротический отек, гигантская крапивница). Заболевание характеризуется быстро формирующимся, обычно ограниченным, глубоким отеком кожи или слизистых оболочек.

Отек может быть диффузным, окраска кожи в очаге поражения более бледная, кожа плотная на ощупь, в зоне отека напряжена, при нажатии пальцем в области отека вдавление не образуется. Отек Квинке чаще развивается на одном участке кожного покрова, а, в противном случае,  большей частью ассиметрично.

Важным клиническим симптомом, отличающим отек Квинке от обычной крапивницы, является отсутствие зуда. Пациентов обычно беспокоит чувство распирания, стягивания, реже – болезненности в очаге поражения.

В процесс вовлекаются, главным образом, хорошо растяжимые ткани, имеющие рыхлую подкожную жировую клетчатку – область век, губ, щек, мошонка, крайняя плоть, реже – конечности, живот, а также слизистые оболочки полости рта, языка, гортани, трахеи, бронхов, желудочно-кишечного тракта.

Может наблюдаться поражение сухожильных влагалищ, суставов (перемежающийся отек суставов), надкостницы, мозговых оболочек, лабиринта. При этом клиническая симптоматика бывает обусловлена локализацией отека. Так, при развитии гигантской крапивницы на слизистой оболочке полости рта возникает нарастающее чувство распирания, парестезии.

При отеке слизистой оболочки носа может быть чихание и затруднение носового дыхания. При поражении губ и языка отмечается резкое ассиметричное увеличение их в размерах, нарушается речь. При формировании отека в области гортани возникает осиплость голоса, вплоть до афонии, обусловленная отеком ых связок, а затем и затруднение дыхания.

При развитии гигантской крапивницы в области трахеи и бронхов появляется кашель с большим количеством прозрачной мокроты, внезапное затруднение дыхания. Нарастание отека гортани, трахеи и бронхов может привести к летальному исходу от асфиксии.

Поражение слизистых оболочек желудочно-кишечного тракта обычно сопровождается болями в животе, симптомами кишечной непроходимости; если в процесс вовлечена слизистая оболочка мочевого пузыря, могут отмечаться дизурические явления. В некоторых случаях констатируют очаговую неврологическую симптоматику (потеря сознания, судорожные припадки и др.), обнаруживают отек диска зрительного нерва, а при поражении лабиринта – симптомы болезни Меньера. Описаны случаи, когда при отеке ретробульбарной клетчатки развивался односторонний экзофтальм, снижалась острота зрения. На фоне отека Квинке возможны подъем температуры тела, появление головной боли, нарушение общего состояния, резкое падение артериального давления, шок. Ангионевротический отек нередко сопровождается проявлениями обычной крапивницы.

Развившись внезапно, отек Квинке обычно держится несколько часов, реже – до 72 часов. Проявления гигантской крапивницы разрешаются полностью, однако данное заболевание может рецидивировать. При рецидивах нередко поражаются те же анатомические локализации.

Таким образом, ангиоотек характеризуется следующими признаками:

  • быстроразвивающийся отек глубоких слоев дермы, подкожной клетчатки и подслизистого слоя;
  • чувство распирания и болезненности чаще, чем зуд;
  • возможное отсутствие эритемы;
  • разрешение в срок до 72 часов.

Холинергическая крапивница клинически проявляется приступообразно: у больного внезапно возникает зуд, появляются мелкие (размером 1–3 мм в диаметре) уртикарии и усиленное потоотделение.

В тяжелых случаях может возникать астматический приступ. Приступ заболевания длится от нескольких минут до нескольких часов.

Следующий приступ при рецидивирующем течении крапивницы может наступить не ранее, чем через 24 часа.

Источник: https://medi.ru/klinicheskie-rekomendatsii/krapivnitsa_14038/

Крапивница: симптомы и ароматерапевтическое лечение

Клинические рекомендации крапивница

Крапивница относится к числу тех кожных патологий, которые могут иметь и аллергическую, и психологическую природу. При помощи современных лекарств справиться с данным заболеванием в неотягощенной форме можно достаточно быстро.

Но сильные медикаменты для лечения крапивницы могут осложнить болезнь появлением побочных эффектов.

Как показывает практика, в домашних условиях лечить крапивницу лучше всего ароматерапевтическими препаратами, которые оказывают мягкое воздействие и в кратчайшие сроки приносят значительное облегчение.

Крапивница, называемая иногда крапивная лихорадка, крапивная сыпь, у ртикария — это кожное заболевание группы дерматитов, преимущественно аллергического происхождения, характеризующееся быстрым появлением сильно зудящих, плоско приподнятых бледно-розовых волдырей, сходных по виду с волдырями от ожога крапивой. Чаще всего эти высыпания отмечаются вокруг губ, на щеках, иногда на других участках тела. Заметив эти симптомы, для назначения лечения следует обратиться к дерматологу.

В отличие от экземы, «созревающей» довольно долго, крапивница возникает сразу после контакта с аллергеном, которым могут явиться укус насекомых, некоторые медикаменты и даже продукты питания.

На самом деле эти высыпания и волдыри не так уж и опасны — в основном они небольшого размера и быстро пропадают. Но вся беда в том, что появляются они не в единственном экземпляре: после того, как исчезают одни, на их месте возникают другие.

По этой причине крапивница достаточно долго задерживается на коже, может беспокоить несколько часов или несколько дней.

Четыре основных признака, по которым можно определить крапивницу:

  • На коже появяются мелкие, похожие на сыпь красные прыщики или пятна, как после ожога крапивой.
  • Они чешутся и болят.
  • Эти пятна появляются, где угодно, например на лодыжках.
  • Они проходят, но потом появляются снова.

При подтвержденных симптомах крапивницы перед назначением лечения врач определяет, имеет болезнь аллергический характер либо это просто реакция организма на какой-либо раздражитель. О втором варианте свидетельствуют появляющиеся на несколько минут и быстро исчезающие красные пятна.

Таким раздражителем может быть что угодно: холод, жара, солнечные лучи, напор воды (например, во время приема душа), эмоциональный всплеск, чрезмерные физические усилия (например, во время тренировки или занятий спортом), кариозный зуб, медицинские препараты (в частности, антибиотики) и многое другое.

В этих случаях речь идет о хронической уртикарии, т. к. острая уртикария, как правило, носит аллергический характер.

Далее вы узнаете, как и чем можно лечить крапивницу, используя методы ароматерапии.

Как и чем можно лечить крапивницу в домашних условиях

Базовый компонент лечения крапивницы в домашних условиях ароматерапевтическими средствами: лаванда колосковая.

Для наружного применения:

  • Нанесите 1-2 капли смеси на пораженные участки тела. Повторяйте процедуру до 3 раз в день до полного исчезновения зуда.

Для эффективного лечения крапивницы смешайте:

  • Эфирное масло лаванды колосковой 1 каплю
  • Эфирное масло ромашки лекарственной 1 каплю
  • Эфирное масло мяты перечной 1 каплю
  • Масла календулы 3 капли

Смажьте указанной смесью все зудящие участки тела. Повторяйте процедуру 3-4 раза в день до улучшения состояния.

Также для лечения крапивницы можно приготовить средство со следующим содержимым:

  • Эфирное масло любистока лекарственного 1 капля
  • Эссенции лимона 1 каплю.

Капните эти масла на нейтральную таблетку и держите во рту до полного рассасывания 3 раза в день. Применять в течение одной недели.

Если сыпь распространилась по всему телу для лечения крапивницы попросите фармацевта изготовить следующий порошок:

  • Эфирного масла ромашки марокканской 2 мл
  • Эфирного масла лаванды колосковой 2 мл
  • Эфирного масла пупавки благородной 1 мл
  • Эфирного масла герани египетской 1 мл
  • Талька 100 г

Припудривайте указанным порошком все пораженные участки тела 2-3 раза в день. Продолжайте по мере необходимости.

Внимание! Прежде чем самостоятельно лечить крапивницу, проконсультируйтесь с дерматологом!

Дополнительные советы по лечению крапивницы дома

Для эффективной терапии крапивницы воспользуйтесь следующими советами врачей:

  • Если высыпания повторяются, проведите собственное расследование. Не исключено, что во всем виноват препарат, который вы принимаете и который необходимо заменить на другой (для этого проконсультируйтесь с вашим врачом). Даже маленькая таблетка или желатиновая капсула лекарства способна вызвать круговую сыпь в округ лодыжки! Если «виновником» является не лекарство, то вспомните, что «нового» поступало в ваш организм в течение последних 3-4 дней. Возможно, это бы ла инфекция (вы выздоровели и сыпь прошла), укус собаки, насекомого, медузы, ожог крапивой или другими «обжигающими» растениями.
  • Вполне вероятно, что вы долго находились на жаре или на холоде, пережили сильный эмоциональный стресс, съели или выпили что-либо непривычное.
  • Первым незаменимым помощником при лечении сыпи, сопровождающей крапивницу, является холод. Возьмите кусочек льда из холодильника и приложите на место высыпания. Держите холод не более 10 минут, в противном случае в дополнение к крапивнице вы рискуете заполучить обморожение. Избегайте прямых солнечных лучей и перегрева на солнце, сведите до минимума пребывание в помещениях с горячим воздухом (бане, сауне или хамаме).
  • Вторым незаменимым помощником является хлопок. Пожалуйста, выбросьте всю одежду и постельное белье из синтетических тканей, замените их изделиями из хлопка. Все, что соприкасается с кожей, должно быть мягким, вентилируемым, прохладным, чистым и натуральным.
  • Остерегайтесь продуктов с различными добавками, которыми переполнены прилавки супермаркетов.
  • Не надейтесь, что сыпь пройдет сама, принимайте необходимые меры. Чем больше она распространяется по поверхности тела, тем выше вероятность ее проникновения внутрь. Следуйте клиническим рекомендациям по лечению крапивницы и при первых же появлениях крапивницы примите антигистаминные (противоаллергические) препараты, а затем немедленно обратитесь к врачу.
  • Не принимайте горячих ванн с большим количеством геля или пены. Отдавайте предпочтение теплому (или прохладному) душу без мыла, но с эфирными или растительными маслами (алоэ, ромашкой и т. п.).
  • Ваш организм очень чувствителен и быстро реагирует на любой раздражитель? Тогда будьте особенно аккуратны с потреблением продуктов, содержащих различные салицилаты. К ним относятся пряные травы, специи и приправы, содержащие анис, эстрагон, шалфей, розмарин, имбирь, мяту, мускатный орех, перец, горчицу, корицу и т. д., а также сушеные фрукты и орехи, ананасы, киви, гуаява, виноград. К этой «веселой компании» присоединяются овощи — брокколи, цикорий (любой), кресс-салат, корнишоны, грибы, сладкий болгарский перец и редис. Не остаются в стороне мед, солодковый корень, мятные конфеты и пастилки, чай и даже ром и портвейн!
  • Старайтесь как можно меньше нервничать. Это вредно для здоровья.
  • Будьте не менее осторожны при потреблении продуктов, содержащих гистамин: соевого соуса тамари, ферментированных сыров, копченой икры, копченых сосисок, салями, консервов (особенно рыбных, в частности из тунца или сардин), кислой капусты, анчоусов, помидоров (в том числе томатов черри), свиной печенки.

Четко следуя клиническим рекомендациям по лечению крапивницы, вы обязательно избавитесь от этого заболевания в кратчайшие сроки.

В качестве вспомогательного лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки часто используются народные средства: растительные сборы и фитоаппликации. Также в терапевтических …

Читать полностью »

Любой гастроэнтеролог для лечения желудка и кишечника обязательно порекомендует применять травы, ведь лекарственные растения, в отличие от медикаментозных средств, …

Читать полностью » Лечение болезней,Фитотерапия

Сырье малины – это кладезь целебных веществ, поэтому применение её при лечении различных заболеваний вполне оправдано. Народные средства с использование малины рекомендованы …

Читать полностью »

Оказывается, полезных свойств у плодоножек не меньше, чем у самих ягод. К примеру, плодоножки клубники полезны при подагре, кожных проблемах и расстройстве ЖКТ. А лечебные …

Читать полностью »

Тыквенные семечки – это не только вкусный «перекус», но и сырье для изготовления препаратов фармакологического и косметологического действия. Семена тыквы используются …

Читать полностью »

О пользе яблочных семян известно издревле: на Руси из косточек этих плодов готовили настойки для лечения подагры и улучшения пищеварения. Также полезные свойства семян …

Читать полностью »

Применение косточек калины в народной медицине и косметологии распространено достаточно широко. Рекомендуется употреблять калиновые косточки как средство от колитов, …

Читать полностью »

Как и виноградные, абрикосовые косточки обладают полезными свойствами, поэтому активно используются в народной медицине и косметологии. Из ядер косточек абрикосов …

Читать полностью »

Лечение косточками винограда практиковалось издревле: благодаря наличию резвератрола и флавоноидов проантоцианидов виноградные семена способствуют лучшему усвоению …

Читать полностью » Лечение болезней,Фитотерапия

Растение сабельник называют болотным, так как места его произрастания в естественной среде обитания – исключительно болотистые местности. Кроме всех прочих полезных …

Читать полностью »

Источник: http://www.5lepestkov.com/?p=5802

Аллергия стоп
Добавить комментарий